БелИСА    Издания ГУ «БелИСА»    Журнал «Новости науки и технологий»    Журнал «Новости науки и технологий». Номер 2(29) 2014
Русская версия
English version
Журнал «Новости науки и технологий». Номер 2(29) 2014

Трансфер технологий как закономерность развития мировой экономики

20 ноября 2014 г.

[Информационно-аналитический журнал «Новости науки и технологий» / учредитель ГУ «БелИСА». — Минск: ГУ «БелИСА», 2014, № 2(29)]


А. В. Данильченко,
проректор БГУ, д-р экон. наук, профессор

Е. В. Бертош,
доцент кафедры международных экономических отношений БГУ, канд. экон. наук


Статья посвящена изучению международного трансфера технологий как необходимого условия развития мировой экономики. Рассматриваются современные тенденции и особенности его развития, анализируются характерные черты моделей международного трансфера технологий стран, на основе которых предлагаются направления совершенствования модели участия Республики Беларусь в международном технологическом обмене.


Article examines international technology transfer as a prerequisite for the development of the world economy. Examines the current trends and patterns of its development, analyzed the characteristic features of the models of international technology transfer, on the basis of proposing ways of improving the model of participation of Belarus in international technology exchange.


 

Развитие современных процессов глобализации усиливает международную конкуренцию на основе научно-технических достижений и инноваций. Качество применяемых технологий является ключевым конкурентным преимуществом страны и определяет ее позицию в международных рейтингах конкурентоспособности. Практика показывает, что отдельные страны добились впечатляющих экономических успехов благодаря трансферу технологий.

Разработкой проблем развития международного трансфера технологий занимается большой круг зарубежных и отечественных ученых. Среди них: П. Баккли, Р. Вернон, У. Зандер, М. Кассон, Ч. Киндельбергер, Б. Когут, С. Хаймер, рассматривающие международный трансфер технологий как одну из форм интернационализации деловой активности международной компании; Дж. Даннинг, К. Коджима, А. Левин, Т. Озава, М. Портера, К. Райан, В. Тинг, Д. Форд, раскрывающие роль и влияние международного трансфера технологий на экономическое развитие стран экспортеров, импортеров технологий. Белорусские ученые Н.И. Богдан, Е.Л. Давыденко, В.Ф. Медведев, М.В. Мясникович, Л.Н. Нехорошева, В.М. Руденков и др. исследуют проблемы включения Республики Беларусь в международный технологический обмен в условиях ее инновационного развития и интеграции в мировую экономику.

В работах зарубежных и отечественных ученых исследуются различные аспекты трансфера технологий. На сегодняшний день невозможно количественно рассчитать объемы международного трансфера технологий в силу неоднозначности его понимания, отсутствия надежных и сопоставимых статистических данных. Но можно констатировать возрастание научного и практического интереса к данной проблеме. Ведь есть понимание, что международный трансфер технологий является одним из направлений модернизации и перевода белорусской экономики на инновационный путь развития.

Ключевой проблемой является точное определение и трансфера и самой технологий. Под технологией зарубежные исследователи, разделяющие мнение экспертов ЮНКТАД понимают «…систематизированные знания, которые используются для выпуска соответствующей продукции, для применения соответствующего процесса или для предоставления услуг» [26]. Исходя из такого понимания, в международном трансфере технологий участвуют только объекты интеллектуальной собственности (ОИС) предаваемые по лицензионного договору, соглашению по уступке прав на промышленную собственность, продаже или другой вид передачи технологических услуг. В теории и на практике достаточно сложно выявить «чистую» форму трансфера технологий. Например, в развитых странах составляется технологический баланс, фиксирующий финансовые потоки по ОИС, технологическим услугам, технической помощи, промышленным НИОКР [3]. А вот белорусские ученые Л. Н. Давыденко, Л. Н. Нехорошева, Е. Н. Петрушкевич, выделяют овеществленные технологии, представленные машинами, оборудованием, в основе которых находятся соответствующие результаты научно-исследовательской деятельности [4; 8; 10]. С учетом разных подходов к понятию технологии в международном трансфере она участвует в информационном виде как интеллектуальный продукт (знания, научно-техническая информация, патент, ноу-хау и т. д.) и в овеществленном виде как продукт, процесс, оборудование, услуга. Таким образом, международной практике, наблюдается трансфер «технологического пакета», в состав которого могут входить передовой опыт и знания, носителями которых выступают высококвалифицированные специалисты, ОИС, продукция и услуги различной наукоемкости.

Принципиальное отличием технологического пакета от собственно технологии состоит в том, что он дает возможность не только определить объекты трансфера и учесть финансовые потоки по ним, а также охарактеризовать степень технологического развития производства, отрасли, страны. Так, в случае международного трансфера технологий в отрасли с высокой добавленной стоимостью будет наблюдаться трансфер соответствующего опыта, знаний, ОИС и наукоемких товаров и услуг, а с низкой добавленной стоимостью — трансфер соответствующих элементов технологического пакета.

Известно, что лидерами международного трансфера технологий являются транснациональные корпорации (ТНК), на которые в 2012 г. приходилось порядка 97 % мирового экспорта ОИС [5, с. 7; 28]. В процессе международного трансфера технологий в рамках ТНК формируются следующие взаимосвязи: трансфер технологий от материнской компании своим аффилированным зарубежным структурам; трансфер между аффилированными фирмами внутри корпоративной сети; трансфер от аффилированных зарубежных фирм материнской компании в стране базирования. В результате между компаниями в корпоративной структуре ТНК существуют двусторонние вертикальные и горизонтальные взаимосвязи. В случае взаимодействия материнской компании и аффилированных структур имеют место вертикальные связи, а между зарубежными аффилированными фирмами внутри ТНК — горизонтальные.

ТНК также принимают участие в организации деятельности совместных предприятий, в слияниях и поглощениях, стратегических альянсах для реализации/получения новых конкурентных преимуществ и приобретения новых компетенций в результате разработки и внедрения технологий. Как показывают статистические данные, на внутрифирменный международный трансфер технологий североамериканских ТНК приходится 44,2 % мирового экспорта ОИС [16].

Основные потоки валютных поступлений от экспорта североамериканских ОИС распределились следующим образом: технологии производственных процессов — 35 %, программное обеспечение — 31,7 %, торговые марки — 12,7 %, франшиза — 4,4 %. На долю объектов авторского права (книги, аудио— и видеозаписи, документалистика) приходится 16,2 % всех валютных поступлений от экспорта ОИС. Валютные платежи за использование иностранных ОИС направлялись в технологии производственных процессов (56,2 %), программное обеспечение (19,7 %), торговые марки (13,4 %), франшизу (0,8 %); объекты авторского права (9,9 %) (табл. 1) [23; 28].

Таблица 1

Объем валютных поступлений от экспорта североамериканских ОИС по регионам мира за 2011 г., млрд долл. США 

Страна и регион

Всего

Объекты интеллектуальной собственности

технологии производственных процессов

книги, аудио– и видеозаписи

документалистика

франчайзинг

торговые марки

лицензионное программное обеспечение

прочие объекты

США 105,6 35,8 15,2 0,6 4,6 14,1 35,0 0,3
Канада 8,3 2,1 1,4 0,02 1,1 0,9 2,8 0,05
Европейские страны 52,3 19,8 9,3 0,3 1,6 7,6 13,6 0,1
Страны Латинской Америки 11,9 3,5 1,3 0,1 0,5 1,4 5,0 0,04
Страны Африки 1,0 0,2 0,1 ** ** 0,3 0,3 0,007
Страны Ближнего Востока 0,9 0,2 0,2 * 0,1 0,1 0,2 0,1
Страны Азии и Тихоокеанский регион  31,3 10,1 2,7 0,2 1,1 3,9 13,2 0,1
Международные организации 0,001 * 0 0 0 * 0 0

 * Менее 500 тыс. долл. США.
** Данные отсутствуют.
Источник: составлено на основе [23; 28].


В то же время существует рыночный технологический обмен между независимыми субъектами мировой экономики, который реализуется через куплю продажу ОИС. Так, объем валютных поступлений от экспорта ОИС различных организаций США составляет порядка 37 % общего объема (табл. 2) [23].
 

Таблица 2

Объем валютных поступлений от экспорта ОИС США в мире, млрд долл. США  

Годы

Всего
поступлений

Поступления
от независимых
компаний

Внутрифирменные поступления

всего головным
компаниям США
от иностранных
филиалов и дочерних компаний
филиалам и дочерним компаниям США
от зарубежных
компаний
2011 108,3 40,1 68,2 64,8 3,4
2010 105,6 39,2 66,4 63,1 3,3
2006 70,7 20,3 50,4 46,9 3,5
1998 35,6 9,3 26,3 24,4 2,0
1994 26,7 6,4 20,3 19,3 1,0
1990 16,6 3,4 13,3 12,9 0,4
1986 8,1 1,9 6,2 6,0 0,2

 Источник: составлено на основе [23].


Кроме того, международный трансфер технологий проявляется не только в виде продажи результатов научно-технической деятельности, но и их передачи посредством заключения договора о перекрестном лицензировании и/или кросс-лицензировании, преследующем в первую очередь достижение стратегических целей, а не получение прибыли.

Осуществление международного трансфера технологий в рамках корпоративной сети и между независимыми компаниями происходит по прямому и косвенному каналам трансфера. Классическим прямым каналом трансфера технологий являются прямые иностранные инвестиции (ПИИ), а под косвенным каналом понимается диффузия технологий в различных формах проявления для принимающих стран.

В настоящее время возрастает роль прямой передачи технологий путем заключения договорных отношений между независимыми бизнес партнерами (несвязанные с участием в капитале друг друга). Это проявляется в таких неакционерных формах организации международного бизнеса, как подрядное промышленное производство, лицензионное производство, франчайзинг, аутсорсинговые услуги, управление по контракту. Трансфер технологий через договорные отношения, не связанные с участием в капитале, позволяет субъектам стран-реципиентов интегрироваться в глобальные производственные цепочки более мощных компаний страны-донора. Если объемы привлекаемых в страну ПИИ незначительны, то чрезвычайно актуальными являются неакционерные формы сотрудничества. Это формирует у международных компаний «имманентные стимулы для инвестирования в поддержание жизнеспособности своих партнеров в рамках распространения знаний, технологий и навыков» [2, с. 24].

В последующем прямой канал трансфера будет способствовать диффузии технологий и оказывать стимулирующее косвенное воздействие на взаимовыгодное сотрудничество между фирмами и странами в разных областях: 1) в информационном обмене о существующих технологиях между компаниями различных стран; 2) во взаимодействии трудовых ресурсов, обладающих производственным, управленческим опытом и знаниями по адаптации технологий в рамках аффилированных и независимых компаний нескольких стран; 3) во взаимосвязях ТНК и независимых компаний страны-донора с местными поставщиками товаров и услуг страны-реципиента с целью передачи опыта и знаний по организации эффективной системы поставок товаров и услуг, менеджмента качества и управления фирмой, адаптации технологий к местным условиям.

Таким образом, посредством прямого и косвенного каналов трансфера технологий между взаимодействующими субъектами в мировой экономике формируется три вида экономических отношений. Первая группа внутрифирменных организационно-экономических отношений возникает по поводу передачи технологий международной компанией и созданной при помощи ПИИ зарубежной структурой (филиал, совместное производство или дочернее общество) путем использования коммерческих и некоммерческих форм трансфера. Вторая включает договорные коммерческие отношения между двумя самостоятельными фирмами разных стран, которые не связаны участием в капитале друг друга, и которые проявляются в неакционерных формах международного бизнеса: лицензионные соглашения и договоры о подрядном промышленном производстве, оказании аутсорсинговых услуг, франчайзинге, управленческих контрактах. Третья группа чисто рыночных отношений предполагает заключение договоров между независимыми субъектами, предметом которых является купля-продажа технологий.

Характер экономических отношений по поводу международного трансфера технологий зависит, в первую очередь, от мотивов участвующих в нем субъектов, которые на микроуровне определяются их индивидуальными, специфическими особенностями (например, наличие избыточных технологий, стадия жизненного цикла, отсутствие ресурсов для самостоятельного использования технологии, необходимость перекрестного лицензирования, порядок определения стоимости и ценообразования технологии и др). Помимо причин микроуровня, на мотивы компаний к международному трансферу технологий могут оказывать влияние факторы мезо– и макроуровней: технологическая динамика и интенсивность рыночного соперничества в отрасли, наличие кросс-культурных сходств/различий между фирмами, их географическая близость или удаленность, а также величина технологического разрыва между фирмами и странами.

С позиций жизненного цикла и экономических выгод для субъектов трансфера технологий их можно классифицировать по трем группам.

1) Технологии первого уровня, создающие новый, в том числе и зарубежный рынок, позволяющие получить монопольно высокую прибыль ее владельцу. Это возможно за счет того, что целевой рынок еще не насыщен товарами, произведенными с помощью этой технологии, отсутствуют, прежде всего, местные фирмы-конкуренты, способные производить аналогичную продукцию в силу наличия больших технологических барьеров входа на конкретный отраслевой рынок.

2) В результате развития процессов глобализации, углубления международного разделения труда и насыщения рынка товарами технология, создавшая новый рынок, переходит на уровень технологии, позволяющей осуществлять экспансию на другие целевые рынки. В данном случае технология позволяет сформировать рыночную товарную нишу. Технология второго уровня не позволяет ее владельцу получать монопольную прибыль. Однако дает возможность входа на отраслевой рынок, где в процессе конкурентной борьбы устанавливается средний уровень цены, позволяющей компании получать прибыль и сохранять свою позиции на отраслевом рынке.

3) Дальнейшее приращение знаний и развитие научно-технического прогресса объективно приводит к физическому и моральному износу технологии, в результате чего она переходит на завершающую стадию жизненного цикла и становится технологией способствующей усовершенствованию структуры стоимости товара. Данная технология не позволяет достичь монопольно высокой прибыли или завоевать дополнительные рынки сбыта. Она дает возможность удержаться на отраслевом рынке за счет снижения материалоемкости, энергоемкости, трудоемкости выпускаемой продукции. Однако, данная технология третьего уровня может и реально продлевает сроки своего существования за счет зарубежных рынков.

Следовательно, важнейшие мотивы как совокупность разных побудительных причин компаний к международному трансферу технологий реализуется в их технологических стратегиях. В мировой экономике сформировались сначала американская, а затем японская технологическая стратегия, опыт которых заимствуется фирмами различных стран. Причем для стран, вступающих на путь технологического обновления, именно японская технологическая стратегия представляет наибольший интерес.

Японская технологическая стратегия направлена на увеличение объемов экспорта и характеризуется как экспортно ориентированная [10, с. 100]. Япония с середины ХХ в. выступала активным потребителем ОИС, прежде всего, североамериканских компаний. Страна в период с 1971 по 2000 гг. имела отрицательное сальдо по статье роялти и лицензионные платежи, т. е. была нетто-импортером ОИС. И только в начале ХХI в. сформировалось положительное сальдо внешнеторгового оборота ОИС на уровне 8 млрд долл. США [24; 25]. Следовательно, реализация концепции «догоняющего развития» в Японии спустя 30 лет дала положительные результаты. Однако не вследствие простого копирования и импортозамещения иностранных ОИС, а путем покупки лицензий, их адаптации и постепенного усовершенствования. Ориентация на развитие высокотехнологичных отраслей, имеющих экспортный потенциал и высокую добавленную стоимость, привлечение иностранных специалистов для решения различного рода технологических задач, сочетание японских и зарубежных результатов научно-технической деятельности, а также высокий уровень развития собственной технологической базы и образованности населения способствовали экономическому процветанию страны. Успех Японии на мировом рынке технологий также связан с тем, что она являлась посредником между развитыми и развивающимися странами Юго-Восточной Азии в процессе международного трансфера технологий. Трансфер технологий из Японии в страны Юго-Восточной Азии в дальнейшем стимулировал их научно-техническое и экономическое развитие [6].

Согласно японской стратегии трансфер запатентованных уникальных ОИС в узкоспециализированные отрасли осуществляется в развитые страны, а в развивающиеся страны — трансфер стандартизированных ОИС в традиционные отрасли. Трансфер стандартизированных, морально устаревших ОИС, как отмечает К. Коджима, происходил преимущественно в страны Юго-Восточной Азии, имеющие с Японией наименьший технологический разрыв, посредством ПИИ в создание совместных предприятий [22]. Ч. Макмиллан подтверждает, что происходил трансфер ОИС, находящихся на последних этапах жизненного цикла: «…капиталы за границей вкладывались в отрасли, переживающие в самой Японии упадок», а на японском рынке происходило развитие передовых производств и развивался «…экспорт продукции отраслей, находящихся на подъеме» [6, с. 300]. Основной задачей в таком случае является передача организационного, управленческого опыта и знаний на базе достигнутого уровня научно-технического развития. При этом трансфер технологий через обучение и передачу опыта способствует диффузии и трансферу технологий на территорию страны-реципиента [22].

Наличие минимального технологического разрыва в ходе международного трансфера технологий на внутреннем рынке субъекта страны-реципиента, как отмечает Е. Н. Петрушкевич, приводит к кооперации компаний субъекта-донора с местными фирмами, повышению производительности труда, производству модифицированной, усовершенствованной продукции и постепенному увеличению качества человеческого и научно-технического потенциалов субъекта-реципиента. Практика подтверждает, что производительность труда компаний с иностранным капиталом в несколько раз превышает эффективность местных производителей. Они активнее проводят НИОКР и достигают более высокого роста заработной платы и производительности труда, что обусловлено использованием зарубежных технологий. Примечательно, что в развивающихся и странах с переходной экономикой рост производительности труда наблюдался в отраслях, компании которых активно взаимодействовали с компаниями отраслей, имеющими иностранную долю собственности, что свидетельствует о наличии кооперационных связей между ними. Причем в качестве фирм, имеющих иностранную долю собственности, часто выступают аффилированные структуры ТНК [10; 17; 19].

Наиболее привлекательными странами в ходе международного трансфера японских технологических пакетов являются развивающиеся страны азиатского региона, Западной и Восточной Европы, а также Южной Америки. Темп прироста валютных поступлений от экспорта японских ОИС за период с 2005 по 2010 гг. в Китае и составил 25 %, в, Тайване — 15 %, Таиланде — 14 %, в то время как в США — 6 %, а в мировом объеме — 9 % [28]. Так, ПИИ Японии в 2011 г. были в основном направлены в страны ОЭСР (56 % от общего объема ПИИ). Однако темп прироста поступлений ПИИ за период 2004—2011 гг. составил по данному региону 212 %, а азиатских стран — 325 %. На долю стан азиатского региона приходилось в 2011 г. порядка 35 % японских ПИИ. Наиболее привлекательными были рынки Малайзии, КНР, Сингапура, Филиппин. Кроме названных стран и стран ОЭСР, реципиентами японских ПИИ являлись страны Южной Америки, в том числе Чили, страны СНГ, а также ЮАР [15]. ПИИ способствуют формированию аффилированных структур и трансферу технологий. Так, наибольший удельный вес аффилированных структур Японии приходится на азиатские страны, не входящие в состав ОЭСР — 54 %, развивающиеся страны Западной и Восточной Европы (2 %) и Латинской Америки (5 %). К сожалению, данные международной статистики не содержат информации по величине внутрифирменного экспорта и импорта товаров, услуг и ОИС. Общий объем импорта аффилированных структур развивающихся азиатских стран составил 38 %, а экспорта — 49 %, развивающихся стран Западной и Восточной Европы — 1,7 % и 1,9 % соответственно [18]. Приведенные статистические данные подтверждают, что субъекты страны-донора в ходе реализации японской технологической стратегии ориентируются на географически близкие страны, имеющие кросс-культурные сходства.

Североамериканская технологическая стратегия международного трансфера технологий коренным образом отличается от японской. Стратегию Соединенных Штатов Америки оте­чественные и зарубежные авторы определяют как прибылеориентированную [10; 12]. Ее реализация осуществляется путем создания аффилированных структур и независимых компаний на территории принимающей страны для получения полного контроля за своими активами, в том числе и нематериальными, расположенными за рубежом с применением индивидуальной и поглощающей рыночной стратегии [7, с. 5; 10, с. 101; 21]. Причем трансфер технологий может осуществляться в страны, где наблюдается большой технологический разрыв. Согласно мнению зарубежных ученых, если технологический разрыв между североамериканской компанией-донором с компанией страны-реципиента превышает 10 лет, наблюдается трансфер «…уже устаревшей продукции и вновь разработанной; поставляется современное оборудование; передается техническая документация на новые технологические процессы; сообщается конфиденциальная коммерческая информация; предоставляется возможность использовать сбытовую сеть поставщика технологии; передается опыт международного менеджмента» [7, с. 4]. Основой данной стратегии является трансфер нового для принимающей страны ОИС, патентование которого возможно на территории субъекта страны-реципиента для завоевания монопольного положения по его использованию и защиты своих конкурентных преимуществ [10, с. 101; 14, с. 89]. Данным обстоятельством может быть обоснована высокая патентная активность нерезидентов на территории развивающихся стран азиатского, латиноамериканского и африканского регионов: Филиппины (95,1 %), Мексика (93,5 %), Сингапур (90,8 %), Бразилия (88,1 %), ЮАР (87,8 %), Чили (80 %), Индия (78,8 %) [27]. Указанные страны не относятся к основным потребителям североамериканских ОИС. Вместе с тем в начале XXI в. рынок данных стран стал привлекательным для США в ходе международного трансфера ОИС. Наибольший темп прироста валютных поступлений от экспорта североамериканских ОИС за период с 2005 по 2010 г. наблюдается в Бразилии (29 %), Индии (25 %), Тайване (25 %), КНР (23 %), Аргентине (21 %), ЮАР (13 %), Республике Корея (12 %) [23; 28]. Отметим, что международный трансфер технологий Соединенными Штатами в страны азиатского (в частности Индия, Малайзия, Сингапур, Тайвань), латиноамериканского (Бразилия) и европейского (Ирландия) региона осуществляется на основании договора подряда по принципу «982», предполагающему поставки 98 % всех необходимых элементов в течение двух дней после заключения договора [1, с. 39].

В начале XXI в. наиболее привлекательным регионом трансфера технологий США стали развивающиеся и страны с переходной экономикой. Темп прироста североамериканских ПИИ в данных странах за период с 2004 по 2010 гг. составил 141 %, в то время как по странам ОЭСР только 30 %. В свою очередь развивающиеся страны азиатского региона по притоку ПИИ США достигли темпа прироста за аналогичный период около 279 %. Среди азиатских стран по потоку ПИИ США в 2010 г. лидировали Сингапур (13,7 млрд долл. США), КНР (9,6 млрд долл. США), Малайзия (3,8 млрд дол. США), Республика Корея (2,3 млрд долл. США) и др. Перспективным направлением международного трансфера североамериканских технологий является их трансфер в страны Южной Америки, в частности в Чили. В 2010 г. в страну поступило 4,5 млрд долл. США североамериканских ПИИ, что соответствует уровню развитых стран, таких, как Германия (3,2 млрд долл. США) и Япония (6,4 млрд долл. США). Среди стран африканского региона можно выделить ЮАР, которая активно привлекает ОИС Соединенных Штатов и достигла темпов прироста ПИИ США за рассматриваемый период на уровне 59 % [18].

Так, международный трансфер технологий в развивающихся и странах с переходной экономикой в основном происходит согласно стратегии головной компании, чьи аффилированные структуры расположены на их территории. В отличие от развитых стран на территории этих государств базируются порядка 58 % аффилированных структур ТНК [27]. В настоящее время в развивающихся (Бразилия, Индия, Китай, Малайзия, Тайвань, Сингапур) и странах с переходной экономикой (Беларусь, Россия, Украина и др.) широкое распространение получил рынок высокотехнологичных услуг и подрядного промышленного производства. В развивающихся и странах с переходной экономикой в международном подрядном промышленном производстве, аутсорсинге услуг, франчайзинге, лицензировании, управленческих контрактах занято около 16 млн. работников (или 80 % общего количества), в некоторых странах ими обеспечивается около 15 % ВВП. На долю развивающихся стран приходится порядка 80 % мирового объема экспорта от данных видов деятельности [5]. В 2011 г. среди первой десятки мировых аутсорсинговых компаний в рейтинге Global Services 100 только две были из США, остальные из стран Азии (Индия, КНР, Филиппины) и стран с переходной экономикой (Россия). Такие белорусские компании как, EPAM Systems, IBA Group, iTransition и Intetics также вошли в список Global Services 100 [20].

Таким образом, стратегию международного трансфера технологий развивающиеся и страны с переходной экономикой можно определить как нацеленную на развитие договорных взаимоотношений, не связанных с участием в капитале, представленных в основном сделками по трансграничному подрядному промышленному производству и аутсорсингу услуг. Стратегия стран реализуется путем трансфера технологий в государства с кросс-культурными сходствами и различиями за счет реализации наступательной и индивидуальной конкурентных стратегий с применением основ рыночного ценообразования в целях включения компаний стран в глобальные производственно-сбытовые цепочки зарубежных организаций.

В свою очередь Республике Беларусь присущи черты модели развивающихся и стран с переходной экономикой, о чем свидетельствуют высокие объемы иностранного финансирования отечественных НИОКР (13,5 %), значительная доля экспорта высокотехнологичных услуг в экспорте услуг страны (на одного жителя республики приходится 29,3 тыс. долл. США услуг, Японии — 8,2 тыс. долл. США) заказчики, которых являются страны с кросс-культурными сходствами и различиями (США, Канада — 40 % услуг, ЕС — 30 %, СНГ — 20 %, азиатские государства — 5 %), не высокие объемы экспорт объектов интеллектуальной собственности (0,4 % от экспорта услуг) и высокотехнологичных товаров (3 %) [13].

В связи с чем для продвижения экспорта белорусских технологий необходимо в первую очередь совершенствовать технологические стратегии компаний при осуществлении транснационализации в зарубежных странах. В случае максимального технологического разрыва при расширении своего присутствия на внешних рынках компаниям Республики Беларусь целесообразно использовать отдельные элементы североамериканской технологической стратегии. В частности следует, запатентовать ОИС, уже используемые в Беларуси, на рынке страны реципиента, чтобы монополизировать их использование и предотвратить распространение с помощью имитации или однотипных разработок. Это позволит не только увеличить объемы экспортной выручки от ОИС Республики Беларусь, но и даст возможность белорусским специалистам получить информацию о потребности местных субъектов в технологиях, и повысить степень осведомленности потенциальных зарубежных партнеров о белорусских разработках на мировом рынке технологий.

В свою очередь отечественным компаниям, соответствующим статусу ТНК при расширении аффилированной сети и своего присутствия на зарубежных рынках целесообразно, организовывать трансфер технологических пакетов с учетом японской модели трансфера технологий. В силу, преобладания в Беларуси стандартизированных технологий при выборе субъекта -реципиента целесообразно ориентироваться на страны, имеющие с республикой небольшой технологический разрыв с относительно одинаковым и/или более низким уровнем социально-экономического развития. Данные государства приветствуют трансфер технологий в традиционные трудоинтенсивные отрасли, выпускающие стандартизированную продукцию конкурентную по цене. Вместе с тем для Беларуси характерна высокая импортная зависимость от поставок топливно-энергетических ресурсов. Процесс международного трансфера технологий может послужить объективной основой развития долгосрочного сотрудничества в области таких поставок. В этой связи особое внимание в ходе международного трансфера отечественных технологий следует уделять отдельным странам африканского и южноамериканского регионов.

В свою очередь поступление иностранных технологий на территорию Республики Беларусь происходит по японской модели трансфера, о чем свидетельствуют следующие факты: ведущая форма проявления прямых иностранных инвестиций — создание совместных коммерческих предприятий с иностранными инвестициями (54 % от числа коммерческих организаций с иностранными инвестициями в республике), потоки прямых иностранных инвестиций и технологических пакетов направлены в обрабатывающую промышленность страны (33 % от общего количества совместных коммерческих предприятий с иностранными инвестициями), экспортная ориентация предприятий, участвующих в международном трансфере технологических пакетов (6% от величины экспорта в стране), высокие объемы импорта товаров совместных коммерческих предприятий с иностранными инвестициями (19 % от величины импорта), основные партнеры по международному трансферу технологических пакетов страны, имеющих с республикой кросс-культурные сходства (Россия, Украина), не высокое значение коэффициента международной патентной активности (28 %) [9; 11].

Привлечение технологических пакетов по японской модели трансфера создает реальную угрозу увеличения притока в страну стандартизированных технологий, в результате чего необходима переориентация импорта технологических пактов для модернизации национальной экономики за счет расширения: а) числа национальных субъектов, участвующих в международном подрядном промышленном производстве на базе компаний реализующих ведущие технологические направления национальной науки и увеличение степени осведомленности об их деятельности на мировом рынке; б) сети национальных аутсорсинговых компаний различной специализации. При этом необходимо учитывать специализацию ТНК и ее аффилированных структур, действующих на территории страны. Наличие производственных, сборочных структур ТНК на внутреннем рынке может стать объективной основой развития сети аутсорсинговых компаний по выполнению функций бизнес-процессов и оказания услуг по входной и выходной логистике, а также маркетинговых услуг и послепродажного обслуживания. Перспективным направлением развития аутсорсинговой деятельности является расширение числа компаний базирующихся на ведущих высокотехнологических направлениях отечественной науки: оказание услуг по ремонту авиатехники и пусконаладочным работам в различных отраслях.

Таким образом, совершенствование технологической стратегии Республики Беларусь с одной стороны будет способствовать экспорту результатов научно-технической деятельности, а с другой проведению модернизации национальной экономики, что отразиться в росте таких стратегически важных показателей экономического развития страны как производительности труда, объем и наукоемкость ВВП и др.

 

Литература

1. Аутсорсинг в американской экономике // Экономика и управление в зарубежных странах (по материалам иностранной печати). — 2007. — №11. — С. 32–43.
2. Белинский, А. Н. Инициативы правительства США по повышению национальной конкурентоспособности / А. Н. Белинский // США — Канада: экономика, политика, культура. — 2009. — № 5. — С. 59–70.
3. Давыденко, Е. Л. Технологический баланс как индикатор инновационного развития национальной экономики / Е. Л. Давыденко // Банковский вестник. — 2009. — № 7. — С. 21–25.
4. Давыденко, Е. Н., Давыденко, Л. Н. Институционализация рынка инновационной деятельности / Е. Л. Давыденко, Л. Н. Давыденко // Проблемы управления. — 2012. — № 1. — С. 70–79.
5. Доклад о мировых инвестициях, 2011 г. Способы организации международного производства, несвязанные с участием в капитале / Конференция Организации Объединеных Наций по торговле и развитию. — Женева: ООН, 2011. — 50 с.
6. Макмиллан, Ч. Японская промышленная система / Ч. Макмиллан; под общ. ред. О. С. Виханского. — М.: «Прогресс», 1988. — 400 с.
7. Международный менеджмент в системе американских ТНК // Экономика и управление в зарубежных странах (по материалам иностранной печати). — 1999. — № 2. — С. 3–13.
8. Нехорошева, Л. Н. Направления активизации инновационной деятельности и приоритеты инновационной политики в Республике Беларусь / Л. Н. Нехорошева // Социально-экономические проблемы и перспективы развития организаций и регионов Беларуси в условиях европейской интеграции: сборник научных статей Междунар. науч.-практ. конф., Витебск, 23–24 октября 2007 г. / ред. колл. Е. В. Ванкевич [и др.]. — Витебск: УО «ВГТУ», 2007. — С. 12–22.
9. Отдельные статистические показатели деятельности организаций Республики Беларусь, созданных с участием иностранных юридических и физических лиц за 2010 г. — Минск: Национальный статистический комитет Республики Беларусь, 2011. — 48 с.
10. Петрушкевич, Е. Н. Прямые иностранные инвестиции в экономическом развитии стран с транзитивной экономикой: монография / Е. Н. Петрушкевич. — Минск: Мисанта, 2011. — 399 с.
11. Статистический ежегодник Республики Беларусь 2011. — Минск: Национальный статистический комитет Республики Беларусь, 2011. — 633 с.
12. Успенский, А. А. Поддержка трансфера и коммерциализации технологий в Беларуси: состояние, проблемы и пути их решения / А. А. Успенский // материалы Междунар. конф. по развитию национальной конкурентоспособности, созданию условий для инновационного пути развития и формирования экономики, основанной на знаниях. — Минск: ГУ «БелИСА», 2009. — 148 с.
13. Цифры и факты // Парк высоких технологий [Электронный ресурс]. — 2012. — Режим доступа: http://www.park.by/cat-3. — Дата доступа: 16.06.2012.
14. Чумаченко, Б., Лавров, К. Международный трансфер технологий: опыт американских корпораций / Б. Чумаченко, К. Лавров // Проблемы теории и практики управления. — 1999. — № 2. — С. 82–91.
15. FDI flows by partner country Japan // OECD [Electronic resource]. — 2012. — Mode of access: http://stats.oecd.org/Index.aspx — Date of access: 02.03.2014.
16. World receipts of royalties and licence fees by region, 2011 and 2012 // World Trade Organization [Electronic resource]. — 2010. — Mode of access: http://www.wto.org/english/res_e/statis_e/its2013_e/its13_trade_category_e.htm — Date of access: 06.05.2013.
17. Blomstrom, M. Technology transfer and spillovers: Does local participation with multinationals matter? / M. Blomstrom, F. Sjoholm // European Economic Review. — 1999. — Vol.43. — P. 915–923.
18. FDI flows by partner country // OECD [Electronic resource]. — 2012. — Mode of access: http://stats.oecd.org/Index.aspx. — Date of access: 20.07.2012.
19. Fukao, K. Foreign Firms Bring Greater Total Factor Productivity to Japan? / K. Fukao, Y. Murakami // Journal of the Asia Pacific Economy. — 2005. — Vol. 10, № 2. — Р. 237–254.
20. Global Services 100 // Microsites [Electronic resource]. — 2011. — Mode of access: http://microsites.globalservicesmedia.com/_grfx/uploads/file/2011GS100Compendium.pdf. — Date of access: 10.08.2012.
21. Kojima, K. Japanese and American direct investment in Asia: A comparative analysis / K. Kojima // Hitotsubashi Journal of Economics. — 1985. — Vol. 26, № 1. — Р. 1–36.
22. Kojima, K. Transfer of Technology to Developing Countries — Japanese Type versus American Type / K. Kojima // Hitotsubashi Journal of Economics. — 1977. — Vol. 17, № 2. — Р. 1–14.
23. Royalties and license fees, 1986–2011 // U.S. Department of Commerce, Bureau of Economic Analysis [Electronic resource]. — 2011. — Mode of access: http://www.bea.gov/international/international_services.htm от 27.10.2012. — Date of access: 27.10.2013.
24. Royalty and license fees, payments (BoP, current US$) // Worldbank 2010 [Electronic resource]. — 2010. — Mode of access: http://data.worldbank.org/indicator/BX.GSR.ROYL.CD/countries/1A-BY?display=default. — Date of access: 25.02.2011.
25. Royalty and license fees, receipts (BoP, current US$) // Worldbank 2010 [Electronic resource]. — 2010. — Mode of access: http://data.worldbank.org/indicator/BX.GSR.ROYL.CD/countries/1A-BY?display=default. — Date of access: 25.02.2011.
26. Shamsavari, A., Adikibi, O., Taha, Y. Technology and technology transfer: some basic issues [Electronic resource] / A. Shamsavari, O. Adikibi, Y. Taha. — Kingston University. — Mode of access: http://eprints.kingston.ac.uk/6629/1/Shamsavari-A-6629.pdf. — Date of access: 14.11.2011.
27. World Investment report 2011: Non-Equity Modes of International Production and Development // United Nations conference of trade and development [Electronic resource]. — 2011. — Mode of access: http://www.unctad.org. — Date of access: 10.05.2011.
28. World receipts of royalties and licence fees by region, 2009 and 2010 // World Trade Organization [Electronic resource]. — 2011. — Mode of access: http://www.wto.org/english/res_e/statis_e/its2011_e/its11_trade_category_e.htm. — Date of access: 01.04.2011.

 

Ссылки по теме:

 

версия для печати 
Мероприятия

Республиканский семинар «Актуальные вопросы в системе государственной научной и государственной научно-технической экспертиз»

Раздел: Конференции, семинары

Республиканский семинар «Технопарки: возможности и инструменты для развития инновационного предпринимательства», 28 декабря 2021 г.

Раздел: Конференции, семинары

Республиканский семинар «Государственная программа инновационного развития Республики Беларусь на 2021 – 2025 годы: реализация, корректировка, отчетность», 21 декабря 2021 г.

Раздел: Конференции, семинары

Республиканский семинар по вопросам внедрения автоматизированной информационной системы формирования и ведения государственных реестров научной и научно-технической деятельности «Реестры НТД», 13 декабря 2021 г., г. Минск

Раздел: Конференции, семинары

Республиканский научно-практический семинар по вопросам изобретательства, рационализаторства и инженерно-технического творчества 18 ноября 2021 г.

Раздел: Конференции, семинары

Международные выставки пищевой промышленности UzProdExpo и UzAgroExpo 2021

Раздел: Выставки

Новости  |  О ГУ «БелИСА»  |  Мероприятия  |  Государственная научная и государственная научно-техническая экспертиза  |  Государственная регистрация научно-исследовательских и опытно-конструкторских (опытно-технологических) работ  |  Реестр результатов научно-технической деятельности  |  Депонирование научных работ  |  Инжиниринговые услуги  |  Национальная инновационная система  |  Издания ГУ «БелИСА»  |  Прогнозирование потребности в научных работниках высшей квалификации  |  Комплексный прогноз научно-технического прогресса (КП НТП)  |  Государственная система научно-технической информации  |  Научно-техническая деятельность  |  Обратная связь  |  Информация для сотрудников ГУ «БелИСА»  |  Комиссия по противодействию коррупции  |  Национальный информационный офис программ ЕС по науке и инновациям

 

Последнее обновление: 08.05.2020
Copyright © БелИСА